Georgian English
Коррупционные схемы, которые использовало Минэкономики при продаже стратегических объектов
Вторник, 01 Декабрь, 2015 - 08:42

Каким путём Министерство экономического развития Грузии продавало стратегические объекты страны и продолжается ли этот процесс? Об этом Mediacity.ge рассказал председатель «Антикоррупционного союза» Гия Бурджанадзе:

- Прокуратуре следует расследовать, в каких условиях проводились аукционы по целому ряду  объектов. Например, как хотели продать Республиканскую больницу. Выборы 2012 года только завершились, как Давиду Саганелидзе (ред. - лидер правящей партии «Грузинская мечта») и Амирану Гамкрелидзе в полпервого ночи позвонил бывший директор «Республиканской» Дато Кочиашвили и сообщил, что Министерство экономики втихомолку пытается продать больницу канадцам. Гамкрелидзе сообщил об этом Бидзине Иванишвили и клинику «спасли». Этот факт впоследствии выгодно использовал для своего пиара Саганелидзе, причём не упоминая ни имени Кочиашвили, ни Гамкрелидзе. В связи с этим наша организация расшифровала занимательную коррупционную схему.

- Что эта за схема?

- Начнём с того, как в Грузии проводились аукционы. К примеру, Минэкономики оглашало начальную стоимость договора, так называемый лот. Как только информация об аукционе становилась публичной, принять участие в торгах имели возможность все желающие. Во времена прежнего правительства власти не объявляли ни одного конкурса, ни одного тендера и ни одного аукциона без заранее известных им победителей. Более того, объявленный аукцион предназначался для конкретного лица или конкретной компании. Так например, пять компаний выявили желание приобрести Республиканскую больницу. Компания-победитель должна была по завершении аукциона вернуть определённую часть суммы в качестве «отката» в карман устроителя аукциона. Такая компания была заранее зарезервирована и на последующем этапе проводилось её лоббирование. Самое интересное и в то же время криминальное заключалось именно в этом: перераспределение роли и функций заранее выбранной компании таким образом, будто она совершенно случайно и справедливо победила на торгах.

- Похожее произошло и в случае с Республиканской больницей?

- И не только в этом случае. Схема везде была одинакова. Пролоббированная правительством фирма всегда успевала подать заявление раньше всех и по самым низким ценам. Эта и была схема, разработанная Минэкономики. Поэтому прокуратуре сложно расшифровать коррупционные схемы, связанные с аукционами и тендерами этого ведомства. Привожу пример: в условиях аукциона закладывались настолько короткие сроки, что участвующая в торгах компания просто-напросто не успела бы выполнить в указанные сроки взятые на себя обязательства. В то же время объём работы был намеренно раздут. В процессе работы мы ознакомились с уймой заявлений на участие в аукционах и с условиями, «благодаря» которым были выявлены победившие компании.

- Почему так сложно органам регулирования расшифровать эти схемы по отмыванию денег?

- Главным признаком того, что при проведении госаукционов осуществлялось отмывание денег, является факт значительного завышения стоимости объекта (на 10-15%) или,наоборот, значительное занижения цены его рыночной стоимости; а также факт торговых переговоров между лицами, которые хорошо знают друг друга ( 2-3 компании, владельцем которых было одно лицо). Достаточно, чтобы прокуратура обратила внимание на эти 2 фактора, чтобы легко выйти на целую цепь сговора. Однако видно, что это не входит в интересы прокуратуры.

 

Тамар Мамфория

 

 

Комментарии


© 2015, MediaCity. All Rights Reserved.